Международная уголовная юстиция ее роль в обеспечении безопасности государств

Международная уголовная юстиция ее роль в обеспечении безопасности государств

Оглавление:

Становление постоянного органа международной уголовной юстиции Текст научной статьи по специальности «Право»


Само право на суд за преступления против международного права должно принадлежать не какому-либо государству или группе государств, а всему международному сообществу. Это право должно реализовываться таким сообществом посредством специально созданного на постоянной основе Международного уголовного суда, что и произошло на основе Дипломатической конференции представителей ООН, состоявшейся в Риме 17 июля 1998 года, где был открыт для подписания Римский статут Международного уголовного суда.

Статут подписали более 140 государств, из них около 90 стран его ратифицировали (март 2003 г.). Статут вступил в силу с 1 июля 2002 г. [6, с. 124]. Согласно учредительному документу, уголовный суд может рассматривать только те преступления, которые были совершены после даты вступления в силу Статута, т.е.

[6, с. 124]. Согласно учредительному документу, уголовный суд может рассматривать только те преступления, которые были совершены после даты вступления в силу Статута, т.е.

с 1 июля. В отличие от предыдущих органов международной уголовной юстиции, МУС обладает международной правосубъектностью и является постоянным органом, уполномоченным осуществлять юрисдикцию в отношении лиц, ответственных за самые серьезные преступления, вызывающие озабоченность международного сообщества.

Как отметил специальный докладчик по пыткам комиссии ООН по правам человека Найджел Родли,

«создание суда — колоссальный шаг на пути воплощения в жизнь идей международного правосудия, так как дает в распоряжение международного сообщества орган, позволяющий de jure и de facto преодолеть безнаказанность на внутригосударственном уровне»

[8, р.

38]. Учреждение МУС явилось значительным прорывом в расследовании тяжких международных преступлений, признанным положить конец безнаказанности лиц, виновных в совершении геноцида, преступлении против человечности и военных преступлений. Одной из причин, как указано в преамбуле Статута, побудившей мировое сообщество государств создать такой международный орган, является то, что «серьезные преступления, вызывающие озабоченность всего мирового международного сообщества, не должны оставаться безнаказанными и что их действенное преследование должно

Международная уголовная юстиция: правила игры становятся строже Текст научной статьи по специальности «Право»

Éditions de la Découverte, Paris, 1994.

164 Том 88 Номер 861 Март 2006 г. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЖУРНАЛ Красного Креста эффективности работы этих новых судебных органов и доверии к ним.

Согласно хорошо известным утверждениям сторонников «новой международной уголовной юстиции», она положит конец безнаказанности и предоставит доступ к правосудию жертвам серьезных нарушений международного гуманитарного права. Однако правосудие вершится не в вакууме, а выступает скорее как определенное направление борьбы за всеобщий мир, безопасность и благополучие, что является одной из важнейших целей международных отношений2.

Если мы будем об этом помнить, то сумеем легче понять, почему государства придают такое значение усилению контроля над международным уголовным правосудием и, при необходимости, ограничению его слишком широкого использования. Полномочия международного Обвинителя: неотвратимость для одного, неопределенность для другого О значимости международных уголовных трибуналов и их вкладе в развитие международного гуманитарного права много было сказано и написано, в то время как роль международного Обвинителя как такового рассматривается лишь в небольшом числе исследований.

А ведь из всех «органов» трибуналов обвинитель более всех известен широкой общественности. Он — публичное лицо новой системы международной уголовной юстиции.

Именно Обвинитель обращается за содействием к государствам и различным международным организациям.

И с общественностью посредством СМИ поддерживает контакты чаще всего тоже Обвинитель. Именно его должны в первую очередь бояться главные «военные преступники». Международный Обвинитель уголовных трибуналов получил большую власть в отношении отдельных лиц и превратился в новую весомую фигуру в международной политике.

Обвинитель играет ведущую роль на международной судебной сцене.

Ему приходится высказываться во всех прениях. Давая ход обвинениям, выдвинутым в результате расследований, проведенных под его руководством, он запускает машину международного правосудия.

Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства

Так, подобное деление нехарактерно для стран англосаксонской правовой семьи. В тех же странах, где это деление имеется, оно может весьма заметно отличаться от российского (так обстоит дело, например, в Германии). Наконец, сотрудничество по уголовным делам невозможно без взаимного признания и приведения в исполнение судебных решений по уголовным делам.

При этом в отношении каждой из форм международно-правового сотрудничества всегда можно рассматривать две зеркальные ситуации: оказание той или иной помощи Россией по запросу иностранного государства и, наоборот, оказание помощи нашей стране другим государством.

Говоря о правовых основаниях международной правовой помощи, следует помнить, что ее оказание всегда предполагает вовлеченность как минимум двух различных государств.

Поэтому такие основания может составлять либо международный договор, либо нормы уголовно-процессуального законодательства двух государств. На основании норм права только одного государства (например, норм УПК РФ) международная правовая помощь осуществляться не может. Отсюда особо важная роль международных договоров в регулировании этого института, в отношении которого они устанавливают не только общие принципы, но и конкретные процессуальные нормы.

Поэтому, между прочим, несмотря на упомянутый традиционный характер института международного сотрудничества по уголовным делам, действующим УПК РФ он впервые урегулирован подробно — ранее закон содержал лишь ссылки на международные договоры. Большая часть действующих норм УПК РФ при этом фактически представляет собой имплементацию положений международных договоров.

Большая часть действующих норм УПК РФ при этом фактически представляет собой имплементацию положений международных договоров. Однако нередко тем или иным договором установлены и иные правила (сроки, требования к содержанию процессуальных документов и др.), нежели УПК РФ.

Поскольку юридическая сила норм международных договоров выше, чем сила положений федерального закона, на это обстоятельство необходимо обращать особое внимание при рассмотрении вопросов международной правовой помощи.

Основы международного сотрудничества

Информация о статье

degree of PhD / M.

Futamura. — London : King’s College, 2005.

— 354 p.Mälksoo L. Russian Approaches to International Law / L. Mälksoo. — Oxford Univ. Press, 2015.

— 240 p.Смирнов В.П. Мюнхенская конференция и советско-германский пакт о ненападении в дискуссиях российских историков / В.П.

Смирнов // Вестник МГИМО-Университета. — 2009. — № S4. — С. 185-203.Международное уголовное право / А.В. Наумов [и др.]. — 3-е изд. — М. : Юрайт, 2016. — 444 с.Cassese’s International Criminal Law / A. Cassese [et al.]. — 3rd ed. — Oxford Univ. Press, 2013. — 414 p.Schabas W.A. The UN International Criminal Tribunals: The Former Yugoslavia, Rwanda and Sierra Leone / W.A.
The UN International Criminal Tribunals: The Former Yugoslavia, Rwanda and Sierra Leone / W.A.

Schabas. — Cambridge Univ. Press, 2006.

— 711 p.Kittichaisaree K. International Criminal Law / K.

Kittichaisaree. — Oxford Univ.

Press, 2001. — 482 p.Peltonen A.

The Role of International Criminal Courts in the Formation of Customary International Law : thesis . degree of M.L / A. Peltonen. — Univ. of Helsinki, 2013. — 120 p.Верле Г.

Принципы международного уголовного права / Г.

Верле ; пер. с англ. С.В. Саяпина. — М. : ТрансЛит, 2011. — 910 с.Simonovic I. The Role of ICTY in the Development of International Criminal Adjudication / I. Simonovic // Fordham International Law Journal. — 1999. — Vol. 23, iss. 2. — P. 440-459.Михайлов Н.Г. Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии как институт международной уголовной юстиции : автореф.

440-459.Михайлов Н.Г. Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии как институт международной уголовной юстиции : автореф. дис. … д-ра юрид. наук : 12.00.10 / Н.Г.

Михайлов. — М., 2006. — 54 c.Кибальник А.Г.

Российские диссертационные исследования проблем международного уголовного права и международной уголовной юстиции (2010-2017) / А.Г. Кибальник, П.В. Волосюк // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. — 2017. — № 3 (39). — С. 72-83.Григорьев В.Н.

Решение Трибунала по бывшей Югославии по делу Готовина/Маркач как (очередной) провал международного правосудия / В.Н.

§ 8. Международная уголовная юстиция

будучи преисполнен решимости положить конец таким преступлениям и принять эффективные меры в целях предания суду лиц, ответственных за эти преступления. постановляет настоящим учредить международный трибунал с единственной целью судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии в период с 1 января 1991 года и по дату, которая будет определена Советом Безопасности после восстановления мира». Совет Безопасности утвердил Устав Международного Трибунала, состоящий из 34 статей.

Юрисдикция Международного Трибунала распространяется на следующие нарушения международного правопорядка, влекущие за собой индивидуальную уголовную ответственность 592 и закрепленные в нем: серьезные нарушения Женевских конвенций 1949 г., нарушения законов и обычаев войны, геноцид, преступления против человечности. Кроме того, Устав определяет порядок организации Трибунала, процедуру его деятельности, статус, привилегии и иммунитеты.

Местопребыванием Международного Трибунала является Гаага. Председатель Трибунала в соответствии с Уставом уполномочен представлять ежегодные доклады о его функционировании Совету Безопасности и Генеральной Ассамблее ООН.

За пятнадцать лет своей работы Трибунал рассмотрел большое количество дел, и в международно-правовой литературе отмечаются как положительные, так и отрицательные моменты его деятельности. Тем не менее большое значение учреждения Международного Трибунала по бывшей Югославии для развития международного права очевидно.

8 ноября 1994 г. аналогичный Международный Трибунал был учрежден Советом Безопасности ООН по Руанде для судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории этой страны, а также граждан Руанды, ответственных за совершение таких действий в соседних государствах в период с 1 января по 31 декабря 1994 г. Международный уголовный

Журнал «Международное уголовное право и международная юстиция»

Увидев свет в конце 2007 года, журнал «Международное уголовное право и международная юстиция» с тех пор прошел сложный путь поиска своего стиля и своего читателя и сейчас представляет собой уникальное издание. На его страницах публикуются авторы, в круг научных интересов которых входит сложное межсистемное и междисциплинарное правовое явление — международное сотрудничество в борьбе с преступностью.

За последние годы проблемы международного уголовного права и международной юстиции стали предметом многих научных исследований специалистов как международного, так и уголовного права, уголовного процесса, криминалистики и криминологии.

Появились многочисленные научные статьи, учебные пособия по международному уголовному праву, проблемы международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства освещаются в отдельных главах учебников по международному праву и уголовному процессу. Обозначились спорные проблемы, касающиеся определения характера, сущности, принадлежности сферы научных исследований и в связи с этим проблемы преподавания соответствующих учебных дисциплин и специальных курсов.

Возникли споры о праве преподавания этих дисциплин специалистами международного или уголовного права, хотя уже появились специалисты, способные комплексно освещать эти вопросы. Цели журнала — способствовать публичному обсуждению всего комплекса проблем международного уголовного права, уголовного процесса, международного правосудия, изучение опыта международного сообщества, иностранных государств и России по международному сотрудничеству в этой сфере, а также имплементация принципов и норм международного права о борьбе с преступностью во внутригосударственное законодательство и сравнительное правоведение в сфере уголовного и уголовно-процессуального права.

Цели журнала — способствовать публичному обсуждению всего комплекса проблем международного уголовного права, уголовного процесса, международного правосудия, изучение опыта международного сообщества, иностранных государств и России по международному сотрудничеству в этой сфере, а также имплементация принципов и норм международного права о борьбе с преступностью во внутригосударственное законодательство и сравнительное правоведение в сфере уголовного и уголовно-процессуального права. Такой подход во многом продиктован тем, что костяк редколлегии составляют преподаватели МГИМО-Университета: доктора юридических наук — профессора А.В. Гриненко, А.Г. Волеводз, кандидаты юридических наук — доцент Л.В.

Вереина и Н.С. Измайлова, возглавляет редакционную коллегию журнала заведующий кафедрой уголовного права, уголовного процесса и криминалистики доктор юридических наук профессор А.С. Подшибякин. Журнал позиционирует себя как специализированное информационно-аналитическое образовательное юридическое издание, аудиторию которого составляют научные работники, преподаватели, аспиранты и студенты вузов, юристы-практики, а также все лица, интересующиеся проблематикой правового регулирования и практики международного сотрудничества в борьбе с преступностью. В нем освещаются актуальные вопросы юридической науки и практики, правовые основы международного сотрудничества в борьбе с преступностью, современный международный уголовный процесс, сравнительное правоведение, уголовное, уголовно-процессуальное право иностранных государств.

Кроме того, есть рубрики «взгляд в прошлое»; «трибуна молодого ученого»; «проблемы методики преподавания», а также материалы с конференций и семинаров и рецензии. включен в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендуемых ВАК РФ для опубликования основных результатов диссертационных исследований на соискание ученой степени кандидата и доктора наук.

Учрежден и издается «Издательской группой «Юрист».

Подробную информацию смотрите на сайте

Международный уголовный суд Текст научной статьи по специальности «Право»

Ее последствия не ограничены одними только воюющими сторонами, но затрагивают весь мир. Поэтому развязывание агрессивной войны является не просто преступлением международного характера — оно является тягчайшим международным преступлением»»[7]. Таким образом, впервые в мировой истории было признано, что существуют преступления, за которые виновники могут нести ответственность перед всеми государствами и людьми мира, преступления, которые не задавниваются и подлежат безусловному наказанию.

К их числу, в частности, относится геноцид и ведение агрессивной, захватнической войны.

Второй из названных процессов, Хабаровский, хотя и проходил в СССР с участием советских судей, всё же во многом аналогичен Нюрнбергскому: «В конце декабря 1949 г. в Хабаровске военный трибунал Приморского военного округа рассмотрел дело по обвинению японских военных в подготовке и применении бактериологического оружия 12 против советских, монгольских и китайских войск и мирного населения в боях на реке Халхин-Гол (1939), в Китае (1940-1942), проведении преступных опытов над людьми»[9, С. 229]. Нормативной основной процесса послужил Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19.04.1943 г.

«О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников родины из числа советских граждан и для их пособников»

.

Фактические основания процесса -ведение агрессивной войны и нарушение норм международного гуманитарного права в части запрета отдельных видов вооружений. Японским преступникам, помимо агрессивных военных действий, была вменена разработка и использование бактериологического оружия, а также бесчеловечные эксперименты над военнопленными. Иными словами, они обвинялись практически в тех же преступлениях, что и нацистские преступники: в преступлениях против всего мира и безопасности человечества.

Генеральная Ассамблея ООН в 1948 г.

издаёт Резолюцию A/RES/260А (III) (от 9 декабря 1948 г.), которой утверждается Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказания за него.

Некоторые аспекты механизмов сотрудничества органов международного уголовного правосудия с государствами Текст научной статьи по специальности «Право»

В Уставе МУТР содержится аналогичная норма (ст. 26). Государствами, заключившими соглашения с ООН о возможности предоставления своих пенитенциарных систем по МТБЮ, явились следующие: Албания, Бельгия, Австрия, Польша, Великобритания, Норвегия и др.7.

МУТР удалось заключить соглашения об исполнении наказания со следующими государствами: Мали, Сенегал, Руанда, Швеция, Италия, Франция, Бенин, Мали8, тем самым реализовав нормы о сотрудничестве с государствами в сфере отбывания наказания. Финансовая поддержка государствами Трибуналов также явилась залогом их успешного функционирования.

Согласно ст. 32 Устава МТБЮ все его расходы относятся на счет регулярного бюджета ООН в соответствии со ст.

17 Устава ООН. Аналогичная норма предусмотрена ст. 30 Устава МУТР 1994 г. За все время существования МТБЮ и МУТР с одобрения Генеральной Ассамблеи ООН различные государства-члены и заинтересованные стороны вносили добровольные взносы на финансирование Трибуналов как наличными, так и в виде услуг и поставок, приемлемых для Генерального секретаря9. На основании резолюции Совета Безопасности 1966 (2010) от 22 декабря 2010 г.

Совет Безопасности учредил Международный остаточный механизм для уголовных трибуналов (далее — Механизм или МОМУТ) ввиду принятой концепции завершения работы МТБЮ и МУТР10.

Механизм представляет собой специальную международную судебную инстанцию, которая после закрытия Трибуналов должна выполнять ряд их существенно важных функций, включая суд над скрывшимися от правосудия лицами, относящимися к числу самых старших руководителей, подозреваемых в том, что они наиболее ответственные за преступления11. МОМУТ функционирует на основании Устава Международного остаточного механизма для уголовных трибуналов, нормами которого предусмотрены разносторонние вопросы сотрудничества субъектов международного права с учреждаемым ОМУП: процедура передачи дел в национальную юрисдикцию, сотрудничество и судебная помощь, финансовые вопросы, исполнение приговоров, обустройство архивов МТБЮ и МУТР, являющихся собственностью ООН12.

Становление международной уголовной юстиции: история вопроса Текст научной статьи по специальности «Право»

Однако Нидерланды отказались его выдавать, а последовавшие за этим процессы по военным преступникам, организованные в Германии, наглядно показали недостаточность национальной уголовной юрисдикции для преследования международных преступлений [9, с.

6-7].

«Преследование военных преступников военными судами Союзников не удалось по причине упорного нежелания Германии выдавать Союзникам запрошенных ими лиц»

[2, с. 5; 10, с. 31]. И даже после того, как Германия приняла Закон о судебном преследовании за совершение военных преступлений и проступков [11], из более чем 1,5 тыс.

инициированных процессов лишь 13 были доведены до стадии судебного слушания [2, с. 7]. 4. 16 ноября 1937 г. в Женеве была открыта для подписания Конвенция по созданию Международного уголовного суда для преследования лиц, виновных в терроризме, которую подписали 13 государств. Хотя она и не вступила в силу, тем не менее значима, поскольку именно в рамках этой конвенции, а также Конвенции о предупреждении и наказании за терроризм, среди государств сформировалось убеждение о целесообразности и необходимости создания международного института с аналогичной юрисдикцией [12].

В частности, п. 137 этого документа устанавливает: «Содружество государств осознает, что еще одна подобная война приведет к крушению цивилизации. Поэтому Содружество имеет не только право, но и обязанность предотвратить разрушение цивилизации — как на физическом, так и на духовном уровне.

Содружество государств обладает таким же правом, как и любое другое общество индивидов на защиту своего существования от преступности и организацию своей собственной системы безопасности посредством организации постоянно действующей международной уголовной юстиции» (перевод наш. — П. Д.). 5. Ключевым событием в вопросе становления международного уголовного правосудия стали судебные разбирательства над военными преступниками в Нюрнберге и Токио после Второй мировой войны.

В 1948 г. Генеральная Ассамблея Организации объединенных наций создала специальную

Юрисдикция Международного уголовного суда: основные вопросы Текст научной статьи по специальности «Право»

129-131]. Идея создания МУС возникла еще до Первой мировой войны, однако в основном из-за отсутствия государственной поддержки, так как некоторые считали её опасной по отношению к государственному суверенитету, она не была реализована. На замедление процесса ее воплощения также повлияло отсутствие серьёзных массовых уничтожений людей на основе их национальной принадлежности.

Вопрос ответственности за военные преступления очень остро встал по окончании Первой мировой войны, поскольку она достигла невиданных до того масштабов, а методы её воздействия вызвали широкую волну возмущения у общества, которое требовало наказания за совершенные преступления. В тот период юристами, криминалистами и международниками выдвигались проекты международных уголовных судов.

Стоит упомянуть о Версальском мирном договоре 1919 г. и Севрском мирном договоре 1920 г., которые, в свою очередь, предусматривали создание МУС. С этой целью после окончания войны была создана Комиссия по ответственности и наказанию преступников войны, рекомендовавшая учредить МУС под названием «Высокий Суд», который выносил бы решения исходя из принципов, вытекающих из обычаев, установленных цивилизованными нациями, руководствуясь законами человечности и требованиями общей [17, с.

93] совести. Наказание должно соответствовать наказанию за соответствующее преступление в странах — участницах «Высокого Суда» или в стране обвиняемого. Однако предложение Комиссии о создании МУС не было принято Парижской мирной конференцией в связи с возражениями американской делегации.

Представители делегации считали, что для создания суда не существует ни прецедента, ни опыта, ни процедуры, а также полагали, что главу государства нельзя судить и наказывать с юридической точки зрения. В это же время произошла еще одна попытка создания МУС, связанная с геноцидом армян в Турции, направленного на массовую депортацию с целью ликвидации, ограбления, «отуречивания», насильственного перевода в мусульманскую веру и т.д. Суд 114 над лицами, обвиняемыми в геноциде, так и не состоялся.

РОЛЬ ВАЖНЕЙШИХ ИНСТИТУТОВ ФОРМИРУЮЩЕГОСЯ МЕЖДУНАРОДНОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА В ОБЕСПЕЧЕНИИ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И МИРОПОРЯДКА: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ (РАЗМЫШЛЯЯ НАД КНИГОЙ «МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНАЯ УГОЛОВНАЯ ЮСТИЦИЯ: ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОГО И СПРАВЕДЛИВОГО МИРОПОРЯДКА / Е.Г. ЛЯХОВ, Д.Е. ЛЯХОВ, Д.В. СВЕТЛИЧНАЯ, С.С. ТАРАСОВА». М.: РИО РОССИЙСКОЙ ТАМОЖЕННОЙ АКАДЕМИИ, 2020.

146 С.) Текст научной статьи по специальности «Право»

В частности, С.Н. Бабурин полагает, что

«показатель безопасности настолько существен, что может быть отнесен к признакам государства»

[1, с. 65]. Другие ученые относят обеспечение безопасности к функциям государства, а также к его задачам.

Однако национальная безопасность обеспечивается всеми функциями государства, так как и внешние, и внутренние функции государства реализуются для его блага. На самом деле, если не признаком государства, то признаком суверенитета способность самостоятельно обеспечить национальную безопасность является точно. Понимание этого актуализирует значимость международно-правовых механизмов обеспечения национальной безопасности каждого национального (внутригосударственного) общества.

Обеспечение безопасности главных субъектов международных отношений -личности, гражданских обществ, государств и мирового сообщества в целом с помощью международно-правовых механизмов является одним из главных достижений человечества после Второй мировой войны. От активной роли мирового сообщества в этом направлении зависит жизнь человечества.

Понятие «национальная безопасность» определяется как состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства.

Под «угрозой национальной безопасности» понимается прямая или косвенная возможность нанесения ущерба конституционным правам, свободам, достойному качеству и уровню жизни граждан, суверенитету и территориальной целостности, устойчивому развитию Российской Федерации, обороне и безопасности государства.

Международное право, его система и многочисленные механизмы реализации создавались народами земли в течение многих столетий именно с целью поддержания мира и безопасности государств.