Посвящение ликвидаторам чернобыльской аэс в 1986 г

Память о Чернобыле: подвиг героев-ликвидаторов


25 апреля 2021, 09:03 26 апреля 1986 года на четвертом энергоблоке ЧАЭС прогремел взрыв, последствием которого стало полное разрушение атомного реактора станции. В окружающую среду было выброшено огромное количество крайне опасных радиоактивных веществ. Чернобыльская атомная электростанция в то время считалась самой мощной станцией в Советском Союзе.

Первыми в неравный бой с невидимым врагом вступили сотрудники пожарной части по охране АЭС и караул городской пожарной части города Припяти. В 1:24 ночи по местному времени на пульт дежурного СПЧ-2 поступил сигнал о пожаре на четвертом энергоблоке станции. Туда оперативно был направлен дежурный караул.

С пожаром на крыше энергоблока средствами спасательных команд удалось справиться до 6 часов утра. В ликвидации возгорания участвовало 69 человек личного состава пожарной части и 14 единиц техники.

В первые часы катастрофы оставались неизвестными реальные уровни радиации в залах энергоблока и вокруг станции. Ничего не было известно и о состоянии атомного реактора. Пожарная команда предотвратила возможность перехода огня на третий блок.

Около 2 часов ночи поступили первые данные о поражённых пожарных. Симптомы указывали на лучевую болезнь.

Первая медицинская помощь пострадавшим оказывалась в медицинской части станции, после чего пострадавших доставляли в городскую больницу города Припять. 27 апреля группу из 28 пострадавших направили самолетом в 6-ю радиологическую больницу города Москвы. В связи с тем, что руководители тушением пожара в первые часы после аварии не осознавали, насколько серьезно пострадал атомный реактор, ошибочно было принято решение о подаче воды в активную зону реактора, дабы обеспечить ее охлаждение.

Для этого пришлось посылать людей в зону очень высокого радиационного фона. К сожалению, первые ликвидаторы получили огромные дозы облучения.

Для ликвидации последствий катастрофы была сформирована специальная правительственная комиссия.

В 30-километровую зону вокруг ЧАЭС начали прибывать эксперты, командированные для проведения работ на аварийном энергоблоке блоке и на прилегающих к нему территориях, а также воинские части, как регулярные, так и составленные из срочно призванных резервистов. Позже всех их стали называть «ликвидаторами». Ликвидаторам приходилось работать в зараженной зоне посменно: те, кто набрал максимально допустимую дозу радиации, уезжали, а на их место приезжали другие.

Общее количество ликвидаторов составило около 600 000. В ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС принимали участие две с половиной тысячи жителей Алтайского края.

В первое время после катастрофы главные силы были брошены на уменьшение радиоактивных выбросов из взорвавшегося реактора и предотвращение ещё более серьёзных последствий. Затем начались работы по деактивации прилегающей территории и захоронению разрушенного реактора. Официально о катастрофе впервые было сообщено по телевидению 28 апреля.

Информационное сообщение было крайне скупым, сообщалось лишь о нескольких погибших. О масштабах катастрофы никакой информации предоставлено не было.

Лишь позже они были официально озвучены.

35 лет прошло с тех пор, но подвиг героев-ликвидаторов, первыми шагнувших в смертельное пекло, бессмертен. Проходят годы, притупляется боль, стираются воспоминания.

Но память об этой трагедии, о подвиге ликвидаторов, об усилиях всей страны по преодолению последствий аварии необходимо навсегда сохранить в сердцах людей как бесценный урок и предостережение на будущее. Поделиться: Эта статья полезна?

0% посетителей считают статью полезной Новости Выставка Внимание Интервью Оперативная информация Фото архив Видеоматериалы СМИ о нас Актуально МЧС-101 Covid-19

Ликвидаторы ЧАЭС

Однако мало данных о внутреннем облучении ликвидаторов.

Каждому дают указание бросить лопату радиоактивной пыли, а затем уходить. Почти все ликвидаторы, которые работали на крыше третьего блока, находились в возрасте от тридцати пяти до сорока из числа резервистов, отозванных из службы в вооруженных силах для «маневров». Генерал Тараканов приказал им удалить листы свинца, закрывающие стены правительственных подкомитетов, чтобы сделать их элементарной защитной одеждой.
Генерал Тараканов приказал им удалить листы свинца, закрывающие стены правительственных подкомитетов, чтобы сделать их элементарной защитной одеждой. Эти костюмы не носили более одного раза: они поглощали слишком большую радиоактивность.

Те, кто поумнее, сделали себе «фиговые листья», который они вставили между двумя слоями нижнего белья. Также делали свинцовую кепку, которую они носили в качестве головного убора, и свинцовую подошву, которую вставляли в сапоги. «Было вызвано больше подкреплений.

Они жили в палаточных лагерях, некоторые из которых исчислялись в несколько тысяч человек, и были расположены по всей 30-километровой зоне, затронутой взорванным реактором. Каждый день ликвидаторы тысячами выстраивались перед заводом, чтобы ждать рабочих заданий. Иногда ликвидаторы могли ждать несколько часов, прежде чем им будет вручено задание на день, если они получат его вообще.

Специальные планы складывали медленно. Военные транспортные средства для удаления препятствий и бульдозеры начали выравнивать сильно облученные и обугленные лесные угодья, которые когда-то были зелеными растениями. Сосновые деревья, получившие определенную летальную дозу облучения в 3 000 рентгеновских лучей, умерли, а их безлистные скелеты образовали впечатляющее, неестественное расположение, сейчас известное как «».

– Сергей Мирный. Вокруг мертвых территорий зоны Чернобыля в бронированных патрульных машинах измерялась радиация и ставились желтые / флаги в облученных местах. Флаги также содержали специальные карманы, в которых наблюдательные бригады оставляли обозначения, регистрирующие время облучения для дальнейшего сравнения. Спустя несколько месяцев огромные грузовики с бетоном начали работать почти без остановок, и был построен знаменитый «саркофаг».

Ликвидаторы: как разгребали последствия аварии на Чернобыльской АЭС

Основной каскад состоял из четырёх пунктов: «Копачи», «Лелёв», «Рудня Вересня», «Дитятки». Каждое следующее ПУСО пропускало — дальше от АЭС и все ближе к миру нормальному — только машины со все меньшим и меньшим уровнем радиации на них.

Техника порой служила гораздо меньше людей, сотни грузовиков, тракторов, бульдозеров, бронетранспортёров и вертолётов нашли своё вечное пристанище на «могильнике».

Ликвидационные мероприятия включали две основные составляющие: возведение саркофага над уничтоженным энергоблоком для предотвращения дальнейшего распространения радиоактивных веществ и деактивация уже заражённой территории. Помимо этого на широкую ногу была поставлена радиационная разведка, которой занимались как военнослужащие войск радиационной, химической и биологической защиты, так и гражданские специалисты.

Они тщательно проверяли фоновые уровни и уровень заражения почвы и воды во всей зоне отчуждения и за её пределами, именно на основе их данных принимались решения о проведении тех или иных работ и об отселении жителей. Верхний слой земли снимали с помощью бульдозеров с «бронированными» усечёнными кабинами только для водителей.

Кабины укрыты листовой броней, с маленькими освинцованными оконцами, несколько огромных зеркал заднего обзора установлены на радиаторе, двери и переднем бампере.

Позднее стали применять и радиоуправляемые машины советского и японского производства.

Затем схожим образом оборудованные экскаваторы засыпали грунт в металлические контейнеры, рабочие закрывали крышки и краны грузили их на большие грузовики, чтобы затем захоронить в специально отведённых местах.

Все работы производились строго по времени, иногда одна рабочая «смена» не превышала пяти минут.

«Нас одиннадцать человек. Значит, общее время работы — около часу. Работаем. Прибежал водитель ИМРа, пулей влетел через верхний люк в машину, захлопнул крышку.

Заурчал мотор. Я послал первого бойца, сделав засечку времени. Он сноровисто поставил контейнер, отбросил крышку, посигналил водителю рукой — можно грузить.

Ликвидаторы катастрофы в Чернобыле: о предельной дозе и возведении саркофага

Напряжение, концентрация сил были так велики, что никакие болезни нас там не преследовали, как на войне.

Чернобыль и был для нас, как маленькая война», – отмечает Владимир Земляков.

Для семей ликвидаторов Чернобыль тоже был, как война: они со слезами отпускали туда родных, понимая, что могут уже никогда их не увидеть. Но все равно отпускали – это общее дело, важность которого невозможно переоценить. «Был Советский Союз – это совершенно другая страна и совершенно другие отношения.

«Был Советский Союз – это совершенно другая страна и совершенно другие отношения. Не было такого, чтобы у порога стояли домашние с воплями: «Не пущу!» Воспитаны были в духе патриотизма, понимали – надо», – подчеркивает Евгений Соколов.

Радиация не пахнет Ликвидаторы последствий аварии на Чернобыльской АЭС Фото из личного архива Владимира Землякова Людям, въезжающим в 30-километровую зону вокруг Чернобыльской АЭС, которая сейчас называется зоной отчуждения, открывалась жуткая картина: ни животных, ни птиц, ни встречных машин на всем пути, только заброшенные дома и зловещая тишина. Александр Анатольевич Перфильев находился в Чернобыле с сентября по декабрь 1986 года, до завершения объекта «укрытие», когда над АЭС строили укрывной «саркофаг».

Он командовал полком военных строителей. Награжден орденом «За службу в Вооруженных Силах СССР».

«Я тогда служил в армии, был заместителем командира полка и был направлен в Чернобыль приказом командира для ликвидации последствий аварии.

Мне было тогда 38 лет, была семья, сын.

То, что мы там увидели в первые минуты, производило самое тягостное впечатление: брошенные деревни, спущенные пруды, где ранее занимались рыбоводством, разлетевшиеся по округе куры и повсюду заросли чернобыльника под два метра высотой.

Птиц не было слышно. Местных жителей эвакуировали.

Правда, в деревне Колпачи остался один 90-летний старичок – не захотел никуда уезжать», – вспоминает Александр Перфильев. С первых дней было установлено ограничение на предельно допустимую дозу облучения в 25 рентген, после которой работник считался «сожженным» и выводился из зоны.

“20 рентген набираешь и свободен”. Ликвидатор последствий аварий на Чернобыльской АЭС рассказывает о событиях 1986 года

Некоторые врут, что они были на крыше, работали там. Я не понимаю, зачем они врут?

Я не люблю этого. Спрашиваю, а где ты был на крыше? «У трубы». Там везде были секторы.

Первый сектор назывался «Лена». Почему? Не знаю. Каждый день вывешивали показатели – 0,8 миллирентгена, 1,2 миллирентгена.

В машинном отделении был командный пункт – мониторы стояли, генерал-майор какой-то был (фамилию не помню). Там нас распределяли по секторам.

Взвод разведки – в сектор «Наташа». Другой взвод – в сектор «Маша», он был у трубы – 3600 рентген в час.

Там люди по одной минуте работали.

Я работал в секторе «Наташа». Там было излучение от 1200 рентген и выше.

Здесь норма была — 2 минуты. Но это показатель общего фона. Местами, где был выброс графита, фон был выше.

У нас даже частушка была: “Я по Ленке забирался, На Наташке задержался. Я до Машки не дошел, С радиацией ушел”. Плавки надеваешь. Свинец. На себя еще натягиваешь что-то вроде «броника».

Тоже свинец. На веревочках, на проволочках привязываешь. Потом надеваешь халат – резина со свинцом. Очки дают, респиратор и варежки.

Перед выходом стоит ванночка с какой-то эмульсией.

У нас был выводной – командир взвода. Ему больше всех досталось. Он самым первым и умер. Со всего взвода я один остался, нас 18 человек было – из Ирбита, Соликамска.

Бежишь, маршрута не знаешь. Там разруха, все развалено. А выводной уже знает этот маршрут. Пробегает по комнатам, по цехам – ведет тебя.

Чтобы время зря не терять, чтобы меньше радиации получить.

Дыра в стене выдолблена, ящик перед ней стоит. Я – под 80 килограммов. В экипировке неудобно. На ящик встаю, а залезть в дыру не могу.

Он подсаживает и в сектор выпихивает. Там уже лопаты стоят. Японский робот стоял. Но он сломан был. По монитору тебе команды дают. Бежишь туда-то, берешь то-то, кидаешь в контейнер. Когда попадаешь на крышу — время пошло. На крыше я был 2 минуты. И обратно — в дыру, выводной меня ловит, чтобы я головой вниз не упал.
На крыше я был 2 минуты. И обратно — в дыру, выводной меня ловит, чтобы я головой вниз не упал.

В ванночке ноги полоскаешь. У тебя берут дозиметр (он в кармашке находился).

Полк 11350: было и убыло

Используя энергию станции и войсковые комплекты, вновь нагревали пар, обрабатывали им стены и потолки, потом пускали дезактивационный аэрозоль, нейтрализующий радионуклиды, и всасывали промышленными пылесосами все с их поверхности.

Затем содержимое пылесосов герметично закупоривали в стальные баллоны и увозили на захоронение.

Мы тогда и не знали, что степень заражения самих средств защиты превышала нормы в десятки раз.

Двукратный чемпион мира по велоспорту Александр Филипенко в Чернобыль пошел в первый же призыв из 1200 человек, объявленный по Ростовской области. — 14 мая мы уже были в районе Брагина, в Белоруссии, где разбили лагерь.

Рядом с нами по периметру 30-километровой зоны АЭС стояли полки со всей страны. Меня назначили начальником продовольственно-вещевой службы полка гражданской обороны, — говорит Филипенко.

— В Брагине мы заменяли асфальт, ставили срубы домов, мыли улицы. Часто выезжали на чистку территории в соседних населенных пунктах. Фон уменьшался, приехавшая комиссия фиксировала соответствие норме.

Но через три-четыре дня снова померили — фон опять вырос. Оказывается, ветер принес новую порцию радиации. Дозы облучения в динамике, по словам ликвидаторов, никто не отслеживал.

А приборы, которые выдавались, зачастую не отражали реальную картину.

Были случаи, когда полученные дозы просто списывались.

Суммарное облучение Филипенко составило 38,6 бэра. Он сам не принимал участие в работах по очистке территории станции, но каждые три-четыре часа встречал оттуда очередную смену в 1200 человек. Нужно было принять у них грязную одежду, выдать новую, потом везти радиоактивную форму в банно-прачечный комбинат, где ее обеззараживали.

После чего выдавали новой смене.

— Я не знал, что, перевозя и разгружая эту одежду, постоянно облучаюсь сам, — говорит Филипенко. Итог такого незнания — 72 тысячи человек из тех, кто принял на себя радиационный удар, стали инвалидами. Теперь их осталось 44 тысячи.

Это при том, что большей части ликвидаторов инвалидность официально не оформили.

Чернобыль — как это было: хроника трагедии 35 лет назад. Туда уже можно ездить?

В следующие несколько секунд зарегистрированы сигналы, свидетельствующие об очень быстром росте мощности, затем регистрирующие системы вышли из строя.01.23.47-01.23.50.

Произошло, по разным свидетельствам, от одного до нескольких мощных ударов (большинство свидетелей указали на 2 мощных взрыва), и реактор был полностью разрушен.Здание энергоблока частично обрушилось, погиб оператор главных насосов Валерий Ходемчук. В разных помещениях и на крыше начался пожар . Сотрудник пусконаладочного предприятия Владимир Шашенок умер от полученных травм в 6:00 того же дня.

Впоследствии у 134 сотрудников ЧАЭС и членов спасательных команд, находившихся на станции во время взрыва, развилась лучевая болезнь, 28 из них умерли в течение следующих нескольких месяцев.Впоследствии остатки активной зоны расплавились, смесь из расплавленного металла, песка, бетона и фрагментов топлива растеклась по подреакторным помещениям.В результате аварии произошёл выброс в окружающую среду радиоактивных веществ, в т.ч. изотопов урана, плутония, йода-131 (период полураспада — 8 дней), цезия-134 (период полураспада — 2 года), цезия-137 (период полураспада — 30 лет), стронция-90 (период полураспада — 28,8 лет).

Перед аварией в реакторе 4-го блока находилось 180-190 т ядерного топлива (диоксида урана). По оценкам, которые в настоящее время считаются наиболее достоверными, в окружающую среду было выброшено 5-30 % от этого количества (т.е., 9-57 т.).01:23.

На пульт дежурного ВПЧ-2 по охране ЧАЭС поступил сигнал о возгорании. К станции выехали 3 отделения пожарной части.

Из Припяти на помощь выехал караул 6-й городской пожарной части. Руководство тушением пожара принял на себя майор Л.

Телятников, который получил очень высокую дозу облучения и выжил только благодаря пересадке костного мозга в Англии в том же году. Его действиями предотвращено распространение пожара.

Вызвали дополнительные подкрепления из Киева и близлежащих областей.

Из средств защиты у пожарных были только брезентовая роба (боёвка), рукавицы, каска.

Пустые улицы, радиоактивная пыль и прокажённые. Чернобыль: воспоминания ликвидатора

Была у нас там рядом 25-я украинская бригада, были ремонтные базы, а что им не пить?

Они там и пили. Потому что такой командир.

Всё зависит от того, в каком ты находишься подразделении.

А нам какое пить, когда тут уехал в четыре, приехал — упал, до подушки если дошёл — и всё.

Утром вставать опять в четыре, банку консервную на четверых, перекусили, чай попили — и вперёд.

На станцию. Там не было сказок.

Там была война». Фото © ТАСС / Валерий Зуфаров»Правду же никогда не скажут.

Нам тогда не разрешили фотоаппараты иметь.

А сейчас говорят: «Мы не знаем».

Да вы дали бы нам эти фотоаппараты, и мы бы сняли такие снимки! А теперь можно сочинять, что хочешь».

Фото © ТАСС / Валерий Зуфаров»У меня вот сейчас двое, которые последние остались, у меня же их вообще и милиция забирала, ужас творился. Могли в любое время посадить. Невозможно было добиться, чтобы признали, что он ликвидатор, что он инвалид, что у него дозы.

Говорили, что «ты льгот хочешь». А мы их не просили, эти льготы, нам государство дало, а потом взяли и отняли. Сейчас-то какие льготы? Всё. У всех отняли всё.

Я же, когда в Кремле был, говорил Медведеву.

Я сказал: «Мы-то уж всё. А вдовы, помогите им, детям вдов».

Ну и что? Ну добавили на похороны четыре тысячи. И всё».»Самое главное — то, что победа была. Две войны. Как Берлин брали, так и Чернобыль.

Работали круглосуточно. Ребята — молодцы. Сколько жизней отдали. За несколько месяцев накрыть такое. Ни один народ этого больше не сделает.

И даже сейчас, наверное, этого бы не сделали. Если сейчас что-то случится, сейчас уже совсем другая молодёжь, другой народ. Мы не учимся на ошибках».Лев Леонидович БочаровУчастник ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, работал в эпицентре аварии с 16 сентября по 2 декабря 1986 года.

Руководитель строительства «Укрытия» — первого саркофага над четвёртым реактором»У нас были бытовые помещения, мы были в ХЖТО — хранилище жидких и твёрдых отходов. В бункере, который рядом с четвёртым блоком, у нас были бытовые помещения, оттуда шло руководство всеми кранами, бетононасосами по рации и по телевидению.

«Если дотянем до утра, будем жить вечно» Хроника ночи чернобыльской катастрофы глазами первых свидетелей

Он велел им отправиться в реакторный зал и силой задвинуть стержни в ядро.Практиканты послушались, но, как только они вышли из зала, Дятлов сообразил, что делает ошибку. Если уж стержни не падают под своим весом, их не удастся сдвинуть вручную.

Он выскочил в коридор, чтобы вернуть практикантов, но они уже исчезли в облаках пара и пыли, заполнивших помещения и лестничные пролеты блока №4.Вернувшись в зал управления, Дятлов начал отдавать приказы.

Начальнику смены он сказал, чтобы тот отпустил домой всех, без кого сейчас можно было обойтись, включая старшего инженера управления реактором Леонида Топтунова, нажавшего кнопку остановки реактора АЗ-5.

Затем велел Акимову запустить насосы аварийного охлаждения и вытяжные вентиляторы и дал команду открыть клапаны трубы охлаждения.

«Мужики, — сказал он, — мы должны подать воду в реактор»

. Группа ликвидаторов готовится выйти на крышу реактора Чернобыльской АЭС после катастрофы.

1 мая 1986 года Фото: Игорь Костин / РИА Новости Выше, на отметке «плюс 12.5», в комнате без окон, где сидели старшие инженеры, Александра Ювченко окружали пыль, пар и темнота. Из-за выбитой двери доносилось ужасное шипение.

Ювченко нашарил на столе телефон, попробовал связаться с блочным щитом управления №4, но линия молчала. Потом кто-то позвонил с блочного щита управления №3 и сказал: «Срочно несите носилки».Ювченко подхватил носилки и побежал вниз на отметку «плюс 10», но прежде, чем он добрался до зала управления, его остановил растерянный человек в почерневшей одежде, с окровавленным и неузнаваемым лицом. Только по голосу Ювченко понял, что это его друг, оператор насосов охлаждения Виктор Дегтяренко.

Виктор сказал, что идет со своего рабочего места и что там остались люди, которым нужна помощь.

Светя во влажную темноту фонариком, Ювченко увидел второго оператора по другую сторону кучи обломков.

Грязный, мокрый и ошпаренный струей пара, он все же стоял на ногах.

Он дрожал от шока, но отмахнулся от Ювченко.

«Я в порядке, — сказал он. — Помоги Ходемчуку.

Вспоминаем Героев Чернобыля!

Первые жертвы после аварии на ЧАЭС

Награждён званием Героя Советского Союза, посмертно.Леонид Телятников. Герой СССРЛеонид Телятников не должен был быть на станции 26 апреля, он был в отпуске и должен был выйти только 28 апреля.

Но он всё таки осмелился поехать на станцию тушить столь страшный пожар. Прибыл после Кибенка и Правика, поднимался на крышу станции, тушил пожар возле машинного отделения и реакторного отделения. После того как Кибенок и Правик не могли больше руководить операцией по тушению пожару, взял командование на себя.

Дважды поднялся на крышу, но на второй раз спускался с трудом и шатаясь (получил огромную дозу радиации).Но чудом, он не умер в первые недели после аварии, он прожил до 2 декабря 2004 года, умер от рака. Награждён званием Героя Советского Союза при жизни.Ващук Николай Васильевич.

Герой УкраиныНиколай Ващук тушил пожар на большой высоте, там, где радиационный фон был в несколько раз больше чем на Земле.

Пожарные проложили пожарный рукав на крышу АЭС. Николай Ващук тушил пожар и не позволил огню добраться до 3-го энергоблока.

Погиб 14 мая 1986-го, в той же больнице где и его товарищи. Герой Украины.Титенок Николай Иванович. Герой Украины.Николай Титенок входил в строй под командованием Виктора Кибенка, тушил пожар в реакторе, именно там, где было опасней всего.

Спустя 30 минут тушения пожара не смог продолжить работу как и его многие товарищи, появились все симптомы лучевой болезни, потеря сознания, головокружение, рвота.

Умер 16 мая того же года, вместе со своими товарищами в московской больнице. Герой Украины.Игнатенко Василий Иванович.

Герой Украины.Василий Игнатенко при тушении пожара вытащил своих товарищей из огня, которые потеряли сознание, это были Николай Ващук, Николай Титенко и Владимира Тишуру. Принимал непосредственное участие в тушении пожара, его беременная жена навещала его в больнице, варила им бульон, они играли в карты, как она сказала.

Это потом ближе к числам их смерти кожа стала отслаиваться от тела, а дальше лучше не рассказывать. После смерти Василия

Подробности командировки в Чернобыль в 1986-м вспоминают ликвидаторы аварии на ЧАЭС

— А случись такая беда еще раз, поехал бы туда и сегодня.

Хотя были и такие, кто отказывался.

Но их были единицы. — У нас был один сотрудник, который отказался от поездки по состоянию здоровья, — рассказал С.

Пашкелевич. — Из-за язвы ему требовался особый режим питания.

А мы ведь ехали одними из первых, когда многое еще было неизвестно. Но других случаев отказа от поездок в зону среди наших сотрудников я не знаю.

Катастрофа на ЧАЭС изменила образ наших мыслей, разделила существующий мир на до и после Чернобыля. На рынках появился специальный контроль лесных грибов и ягод, система радиологического контроля налажена на предприятиях пищевой промышленности.

А многие из нас намного внимательнее стали относиться к происхождению продуктов питания.

Хотя… — Никогда не обращал и не обращаю на это внимания, — говорит майор Лукашевич.

— Более того, даже во время той командировки был большой соблазн попробовать какой-либо фрукт. Правда, косточковые (вишни, абрикосы) нам категорически запретили есть: они накапливали очень много радиации. А вот грушу… бывало, сорвешь ее, вымоешь и кусочек попробуешь.

Рвали «белый налив» и командированные в чернобыльскую зону шоферы. Но уже после той командировки С.

Пашкелевич долгое время следил за происхождением продуктов.

Тем более что профессиональный шофер по номерам видел, откуда приехала та или иная машина.